Форум
RSS
Сегодня и завтра. Даты, Знаменательные события в мире физики, химии, биологии, географии и ИКТ. Праздники Российские и мировые.
 
18 декабря 1803 года родился Николай Богданович Анке, ординарный профессор фармакологии, общей терапии и токсикологии Московского университета, тайный советник

Родился Николай Богданович Анке в купеческой семье евангелическо-лютеранского вероисповедания.

Первоначальное образование Анке получил дома, а затем, под руководством дяди — пастора Гейдеке, в московском училище Святого Михаила, находившемся при лютеранской церкви (1813—1818 г.). В 1818 году Николай Анке поступил в Дерптскую гимназию, а в 1821 году был зачислен студентом медицинского факультета Московского университета; через два года перешёл на медицинский факультет Дерптского университета, где и окончил курс в 1827 году.

В продолжение университетского курса, Анке много занимался также и предметами филологического факультета. В 1832 году он блестяще защитил диссертацию, под заглавием: «De vitiis nonnullis rarioribus cordis observationts quaedam», за которую получил степень доктора медицины. Обширные медицинские познания, выдающиеся способности и самоотвержение молодого врача обратили внимание графа Павла Александровича Строганова в 1831 году, в Риге, где Анке находился в числе врачей, приглашенных для борьбы с эпидемией холеры.

Внимательно наблюдая за ходом эпидемии, он в то же время изучал над выздоравливавшими и последствия холерных заболеваний; результатом его исследований явилось весьма важное сообщение, сделанное им в обществе рижских врачей, «Ueber die Nachkrankheiten der Cholera» помещенное в протоколах общества за 1831 году.

В январе 1833 года Н. Б. Анке переселился в Москву, где поступил на службу палатным ординатором Голицынской больницы.

В 1835 году граф Сгроганов, бывший в это время попечителем московского учебного округа, пригласил его занять кафедру фармакологии, общей терапии, гигиены и учения о минеральных водах. Определенный 31 декабря того же года в Московский университет адъюнктом, Н. Б. Анке в ноябре 1838 года был назначен экстраординарным, а с января 1845 — ординарным профессором.

Кроме лекций в университете, он преподавал (с 1-го августа 1840 по 27-е сентября 1843 г.) фармакологию и токсикологию в бывшей Московской медико-хирургической академии, а с 24 января 1848 года занимал должность инспектора над всеми московскими частными учебными заведениями.

Лекции Анке посещались студентами весьма охотно, благодаря живому, увлекательному изложению, сопровождавшемуся наглядными опытами лекции по токсикологии, читанные им для врачей в 1848 году, также заключались, главным образом, в опытах, производившихся в присутствии многочисленного собрания врачей и студентов; большинство из этих лекций напечатаны в извлечении в том же году в «Московском врачебном журнале».

С 1850 по 1863 год состоял деканом медицинского факультета. В 1863 году вышел в отставку получив звание заслуженного профессора.

По своим обширным и разносторонним познаниям, он принадлежал к числу образованнейших русских врачей своего времени. Получив основательное классическое образование и вполне владея латинским языком, Анке первое время читал лекции по фармакологии и терапии на этом языке; им же составлен для врачей и студентов греко-латинский медицинский словарь; не менее любопытны в филологическом отношении его ученые записки, под заглавием: «Philologisch-mediсinische Bemerkungen», появившиеся в Москве в 1846 году.

Его основательное знакомство с химией наглядно видно из обширного исследования о цианистой кислоте и её соединениях, напечатанного в Санкт-Петербурге, в «Pharm. Centralblatt» за 1844 год под заглавием «Ueber Blaus?ure und ihre Verbindungen».

Из медицинских трудов Анке наиболее заметны: «Beitr?ge zur Lehre von der Blutbewegung in den Venen, dem Venenpulse und der Abdominal-pulsation» (Москва, 1835); «De Cornelio Celso quaestiones quaedam» (Москва, 1840); «De Hippocratis praeceptis nostra aetate valentibus» (Москва, 1847).

С 1845 году Анке вместе с двумя другими врачами, Блюменталем и Левестамом, издавал в Лейпциге журнал: «Mittheilungen aus dem Gebiete der Heilkunde», в котором была помещена его статья: «Ueber den Antagonismus zwischen den Lungen und den weiblichen Sexualorganen».

С 1850 года, все его труды, издававшиеся в России, печатались почти исключительно на русском языке; из них наиболее ценны в научном отношении: «О различии между ломотной лихорадкой и острым ревматизмом, со вступительным обзором ломоты и ревматизмов вообще» (Москва, 1850 г.) и «Замечания об эпидемической дифтеритической жабе» («Московский врачебный журнал» профессора Полунина за 1853 год).

В 1856 году в «Московском врачебном журнале» была помещена его речь, под заглавием «Dii festi atque solennis, quo Alexander II Augustissimus omnium rossiarum Imperator ac Dominas noster clementissimus diadema Caesareum induit, gtatulatio, quam in maximo universitatis mosquensis auditorio, die 31, mens. augusto anni 1856 oratione».

Огромная услуга, оказанная Анке русской медицине, заключается в следующем. До его деканства Московский университет относился чрезвычайно строго к врачам, искавшим степени доктора медицины, Между тем как бывший Дерптский университет давал эту ученую степень своим воспитанникам довольно легко, выдвигая их, таким образом, на высшие медицинские должности в Российской империи и тем способствуя значительному преобладанию среди врачей немецкого происхождения над русскими. Анке неоднократно указывал ненормальность подобных условий и принял меры к их устранению. Благодаря ему многие русские врачи достигли таких должностей, о которых при прежних условиях и думать не могли. 

Продолжительные и усидчивые занятия расшатали здоровье Анке, и в 1863 году он принужден был оставить университет; вскоре его назначили медицинским инспектором всех учреждений Императрицы Марии и в этой должности он пробыл до весны 1872 года, когда серьёзная болезнь заставила его окончательно отказаться от всяких занятий. Анке состоял членом многих русских и иностранных ученых обществ; последний год жизни он провел в крайней бедности и похоронен на средства своих друзей. По общему отзыву биографов, Анке всю жизнь трудился для других, практически ничего не оставив для себя.

Николай Богданович Анке скончался в городе Москве 17 декабря 1872 года.


 
18 декабря 1856 года родился Джозеф Джон Томсон, английский физик, лауреат Нобелевской премии по физике 1906 года с формулировкой "за исследования прохождения электричества через газы"

Джозеф Джон Томсон родился  в Манчестере. Здесь, в Манчестере, он окончил Оуэнс-колледж, а в 1876–1880 годах учился в Кембриджском университете в знаменитом колледже святой Троицы (Тринити-колледж). В январе 1880 года Томсон успешно выдержал заключительные экзамены и начал работать в Кавендишской лаборатории.

Первая его статья, опубликованная в 1880 году, была посвящена электромагнитной теории света. В следующем году появились две работы, из которых одна положила начало электромагнитной теории массы. Статья называлась «Об электрических и магнитных эффектах, производимых движением наэлектризованных тел». В этой статье выражена та мысль, что «эфир вне заряженного тела является носителем всей массы, импульса и энергии». С увеличением скорости изменяется характер поля, в силу чего вся эта «полевая» масса возрастает, оставаясь всё время пропорциональной энергии.

Томсон был одержим экспериментальной физикой в лучшем смысле этого слова. Неутомимый в работе, он настолько привык самостоятельно добиваться поставленной цели, что злые языки поговаривали о его полном пренебрежении к авторитетам. Уверяли, что он предпочитал самостоятельно продумывать любые незнакомые ему вопросы научного характера, вместо того чтобы обратиться к книгам и готовым теориям. Впрочем, это явное преувеличение…

Научные успехи Томсона были высоко оценены директором лаборатории Кавендиша Рэлеем. Уходя в 1884 году с поста директора, он, не колеблясь, рекомендовал своим преемником Томсона. Для самого Джозефа его назначение было неожиданностью.

Известно, что, когда один из американских физиков, стажировавшихся в Кавендишской лаборатории, узнал об этом назначении, он тут же собрал свои пожитки. «Бессмысленно работать под началом профессора, который всего на два года старше тебя…» — заявил он, отплывая на родину. Что ж, у него впереди было много времени, чтобы пожалеть о своей поспешности.

Для такого выбора у старого директора лаборатории были немалые основания. Все, кто близко знал Томсона, единодушно отмечали его неизменную благожелательность и приятную манеру общения, сочетавшуюся с принципиальностью. Позже ученики вспоминали, что их руководитель любил повторять слова Максвелла о том, что никогда не следует отговаривать человека поставить задуманный им эксперимент. Даже если он не найдёт того, что ищет, он может открыть нечто иное и вынести для себя больше пользы, чем из тысячи дискуссий.

Так уживались в этом человеке столь разные свойства, как самостоятельность собственных суждений и глубокое уважение к мнению ученика, сотрудника или коллеги. И может быть, именно эти качества обеспечили ему успех в должности руководителя «Кавендиша».

На новый пост Томсон пришёл, имея опубликованные работы, убеждение в единстве материального мира и множество планов на будущее. И его первые успехи способствовали авторитету Кавендишской лаборатории. Скоро здесь собралась группа молодых людей, приехавших из самых разных стран. Все они одинаково горели энтузиазмом и готовы были на любые жертвы ради науки. Образовалась школа, настоящий научный коллектив людей, объединённых общностью целей и методов, с мировым авторитетом во главе.

С 1884 по 1919 год, когда его сменил на посту директора лаборатории Резерфорд, Томсон руководил лабораторией Кавендиша. За это время она превратилась в крупный центр мировой физики, в международную школу физиков. Здесь начали свой научный путь Резерфорд, Бор, Ланжевен и многие другие, в том числе и русские учёные.

Завершая в конце жизни книгу своих воспоминаний, Томсон перечисляет среди своих бывших докторантов 27 членов Королевского общества, 80 профессоров, успешно работающих в тринадцати странах. Результат поистине блестящий.

Программа исследований Томсона была широкой: вопросы прохождения электрического тока через газы, электронная теория металлов, исследование природы различного рода лучей…

Взявшись за исследование катодных лучей, Томсон прежде всего решил проверить, достаточно ли тщательно были поставлены опыты его предшественниками, добившимися отклонения лучей электрическими полями. Он задумывает повторный эксперимент, конструирует для него специальную аппаратуру, следит сам за тщательностью исполнения заказа, и ожидаемый результат налицо. В трубке, сконструированной Томсоном, катодные лучи послушно притягивались к положительно заряженной пластинке и явно отталкивались от отрицательной, то есть вели себя так, как и полагалось потоку быстролетящих крошечных корпускул, заряженных отрицательным электричеством. Превосходный результат! Он мог, безусловно, положить конец всем спорам о природе катодных лучей, но Томсон не считал своё исследование законченным. Определив природу лучей качественно, он хотел дать точное количественное определение и составляющим их корпускулам.

Окрылённый первым успехом, он сконструировал новую трубку: катод, ускоряющие электроды в виде колечек и пластинки, на которые можно было подавать отклоняющее напряжение. На стенку, противоположную катоду, он нанёс тонкий слой вещества, способного светиться под ударами налетающих частиц. Получился предок электронно-лучевых трубок, так хорошо знакомых нам в век телевизоров и радиолокаторов.

Цель опыта Томсона заключалась в том, чтобы отклонить пучок корпускул электрическим полем и компенсировать это отклонение полем магнитным. Выводы, к которым он пришёл в результате эксперимента, были поразительны. Во-первых, оказалось, что частицы летят в трубке с огромными скоростями, близкими к световым. А во-вторых, электрический заряд, приходившийся на единицу массы корпускул, был фантастически большим. Что же это были за частицы: неизвестные атомы, несущие на себе огромные электрические заряды, или крохотные частицы с ничтожной массой, но зато и с меньшим зарядом?

Далее он обнаружил, что отношение удельного заряда к единице массы есть величина постоянная, не зависящая ни от скорости частиц, ни от материала катода, ни от природы газа, в котором происходит разряд. Такая независимость настораживала. Похоже, что корпускулы были какими-то универсальными частицами вещества, составными частями атомов…

При одной мысли об этом исследователю прошлого века должно было становиться не по себе. Ведь само слово «атом» означало «неделимый». Тысячелетиями, прошедшими со времени Демокрита, атомы являлись символами предела делимости, символами дискретности вещества. И вдруг… Вдруг оказывается, что и у них есть составные части?

Согласитесь, что тут было от чего почувствовать растерянность. Правда, к ужасу святотатства примешивался в немалой степени и восторг от предвкушения великого открытия…

Томсон принялся за расчёты. Прежде всего, следовало определить параметры таинственных корпускул, и тогда, может быть, удастся решить, что они собой представляют.

Тонкий почерк учёного покрывает листы бумаги бесконечными цифрами. И вот они, первые результаты расчётов: сомнений нет, неизвестные частицы — не что иное, как мельчайшие электрические заряды, неделимые атомы электричества, или электроны. Они были известны теоретически и даже получили название, но только ему удалось открыть и тем самым окончательно подтвердить их существование экспериментально.

И это сделал он — упрямый английский физик-экспериментатор профессор Джозеф Джон Томсон, которого ученики и коллеги за глаза звали просто Джи-Джи.

29 апреля 1897 года в помещении, где уже более двухсот лет происходили заседания Лондонского королевского общества, назначен его доклад. Большинство собравшихся хорошо знакомы с историей вопроса. Многие сами пытались решить проблемы природы катодных лучей. Имя докладчика обещало интересное сообщение. И вот Томсон на трибуне. Он высокого роста, худощавый, в очках с металлической оправой. Говорит уверенно, громко. Ассистенты докладчика тут же, на глазах у присутствующих, готовят демонстрационный опыт. Действительно, всё, о чём говорил высокий джентльмен в очках, имело место. Катодные лучи в трубке послушно отклонялись и притягивались магнитным и электрическим полями. Причём отклонялись и притягивались именно так, как должны были, если предположить, что они состояли из мельчайших отрицательно заряженных частиц…

Слушатели были в восторге. Они не раз прерывали доклад аплодисментами. Финал же превзошёл все ожидания. Такого триумфа этот старинный зал, пожалуй, ещё не видел. Почтенные члены Королевского общества вскакивали с мест, спешили к демонстрационному столу, толпились, размахивая руками, и кричали…  Восторг присутствующих объяснялся вовсе не тем, что коллега Дж.Дж. Томсон столь убедительно раскрыл истинную природу катодных лучей. Дело обстояло гораздо серьёзнее. Атомы, наипервейшие кирпичики материи, перестали быть элементарными круглыми зёрнами, непроницаемыми и неделимыми частицами без всякого внутреннего строения… Если из них могли вылетать отрицательно заряженные корпускулы, значит, и представлять собой атомы должны были какую-то сложную систему, состоящую из чего-то заряженного положительным электричеством и из отрицательно заряженных корпускул — электронов.

Название «электрон», некогда предложенное Стонеем для обозначения величины наименьшего электрического заряда, стало именем неделимого «атома электричества».

Теперь стали видны и дальнейшие самые необходимые направления будущих поисков. Прежде всего, конечно, необходимо было определить точно заряд и массу одного электрона, что позволило бы уточнить массы атомов всех элементов, рассчитать массы молекул, дать рекомендации к правильному составлению реакций… Да что говорить, знание точного значения заряда электрона было необходимо как воздух, и потому за опыты по его определению тут же взялись многие физики.

В 1904 году Томсон обнародовал свою новую модель атома. Она представляла собой также равномерно заряженную положительным электричеством сферу, внутри которой вращались отрицательно заряженные корпускулы, число и расположение которых зависело от природы атома. Учёному не удалось решить общую задачу устойчивого расположения корпускул внутри сферы, и он остановился на частном случае, когда корпускулы лежат в одной плоскости, проходящей через центр сферы. В каждом кольце корпускулы совершали довольно сложные движения, которые автор гипотезы связывал со спектрами. А распределение корпускул по кольцам-оболочкам соответствовало вертикальным столбцам таблицы Менделеева.

Рассказывают, что однажды журналисты попросили Джи-Джи пояснить наглядно, каким он предполагает строение «своего атома».

— О, это очень просто, — невозмутимо ответил профессор, — скорее всего, это нечто вроде пудинга с изюмом…

Так и вошёл в историю науки атом Томсона — положительно заряженным «пудингом», нафаршированным отрицательными «изюминками» — электронами.

Томсон и сам прекрасно понимал сложность структуры «пудинга с изюмом». Учёный подошёл совсем близко и к выводу, что характер распределения электронов в атоме определяет его место в периодической системе элементов, но только подошёл. Окончательный вывод был ещё впереди. Многое в предложенной им модели было ещё необъяснимо. Никто, например, не понимал, что представляет собой положительно заряженная масса атома и сколько электронов должно содержаться в атомах различных элементов.

Томсон научил физиков управлять электронами, и в этом его основная заслуга. Развитие метода Томсона составляет основу электронной оптики, электронных ламп, современных ускорителей заряженных частиц. В 1906 году Томсону за его исследование прохождения электричества через газы была присуждена Нобелевская премия по физике.

Томсон разработал и методы изучения положительно заряженных частиц. Вышедшая в 1913 году его монография «Лучи положительного электричества» положила начало масс-спектроскопии. Развивая методику Томсона, его ученик Астон построил первый масс-спектрометр и разработал метод анализа и разделения изотопов. В лаборатории Томсона начались первые измерения элементарного заряда из наблюдения движения заряженного облака в электрическом поле. Этот метод был в дальнейшем усовершенствован Милликеном и привёл к его ставшим классическими измерениям заряда электрона.

В лаборатории Кавендиша начала свою жизнь и знаменитая камера Вильсона, построенная учеником и сотрудником Томсона Вильсоном в 1911 году.

Таким образом, роль Томсона и его учеников в становлении и развитии атомной и ядерной физики очень велика. Но Томсон до конца своей жизни оставался сторонником эфира, разрабатывал модели движения в эфире, результатом которых, по его мнению, были наблюдаемые явления. Так, отклонение катодного пучка в магнитном поле он интерпретировал как прецессию гироскопа, наделяя совокупность электрического и магнитного полей вращательным моментом.

Умер Томсон 30 августа 1940 года, в трудное для Англии время, когда над ней нависла угроза вторжения гитлеровцев.

 
19 декабря 1852 года родился Альберт Абрахам Майкельсон, американский физик, известен изобретением названного его именем интерферометра Майкельсона и прецизионными измерениями скорости света. В 1907 году стал лауреатом Нобелевской премии по физике «за создание точных оптических инструментов и спектроскопических и метрологических исследований, выполненных с их помощью»

Альберт Абрахам Майкельсон родился в Стрельно (Пруссия), в семье торговца. В раннем детстве семья эмигрировала в Америку, где подросший Альберт начал учиться в Военно-морской академии США. Уже тогда он заинтересовался физикой и измерением скорости света. В 1877 году ученый начинает работать над оптимизацией метода измерения. В результате ему удалось прийти к значению скорости света, равному 299 853±60 км/с. Но на этом показании он не остановился и продолжал искать все более совершенную методику. Всего он сделал около 36 различных способов измерения скорости света: от применения зеркал до электрооптики. 

В 1883 году Майкельсон получает звание профессора и место в школе прикладных наук в Кливленде. В этот период ученый вплотную занялся усовершенствованием интерферометра, который будет назван в его честь. Затем преподает в Университете Кларка и в Чикагском университете. В 1887 году ученый провел знаменитый эксперимент по определению скорости движения Земли относительно эфира. В 1920 году при помощи интерферометра он измерял размер звёзд и смог определить диаметр звезды Бетельгейзе. Майкельсон был первым американцем, удостоенным Нобелевской премии по физике. Умер ученый Альберт Абрахам Майкельсон 9 мая 1931 года в Пасадене (Калифорния, США). 

 
В Индийском океане нашли 6 новых видов животных

Морские биологи обнаружили 6 новых видов животных в горячих источниках на юго-востоке Индийского океана на глубине почти 3 километра. В области, где открыли неизвестные науке виды, уже запланированы разработки месторождений полезных ископаемых.


В Индии открыли вид паука, похожий шляпу из Гарри Поттера

В Индии был открыт новый вид пауков, напоминающих волшебную шляпу из серии книг о Гарри Поттере, написанной английской писательницей Дж. К. Роулинг. Открытие сделали биологи из Мумбая — Сумукха Джавагаль, Джавед Ахмед и Раджаштри Кхалап, которые за два года обнаружили 5 новых видов пауков.

Новый вид был обнаружен в лесах индийского штата Карнатака. Длина — около 7 мм. Этот паук напомнил ученым шляпу волшебника Годрика Гриффиндора, которую тот сделал «распределяющей», чтобы та помогала определять, на какой из четырех факультетов школы магии и волшебства «Хогвартс» попадут студенты. В честь такой аналогии паук получил название Eriovixia gryffindori. Как рассказал Джавед Ахмед, такая форма тела может помогать пауку маскироваться от хищников в дневное время, поскольку издалека его можно принять за сухой лист.

Загрузка плеера

 
20 декабря 1641 года родился Урбан Эрландсон Йерне, шведский врач, химик, металлург, исследователь естественно-научного направления. Его можно причислить к отцам-основателям шведской химической науки, на достижения которого впоследствии опирались известные шведские учёные, работавшие в сфере естественных наук.

Образование Урбан Эрландсон Йерне получил в Упсальском университете (закончил его в 1660 году), где проявил себя при проведении химических опытов под руководством преподавателей. Затем он продолжил изучение предметов естествознания во Франции, в университете в Анжере, после окончания которого он удостоился степени доктора медицины.

В 1674 году Урбан Эрландсон Йерне переселяется в Стокгольм, где он быстро делает придворную карьеру, становясь личным лечащим врачом шведского монарха Карла XI. Позже, в 1683-84 годах, Урбан Эрландсон Йерне уделил много внимание вопросу реорганизации и технического обновления Королевской химической лаборатории, заручившись безоговорочным согласием короля, которую и возглавил перед проведением работ по реконструкции главного химического центра страны. 

На посту руководителя королевской лаборатории Урбан Эрландсон Йерне занялся активной исследовательской деятельностью, положил начало направлению аналитической химии. В частности, им были проведены широкомасштабные и скрупулёзные исследования ряда минералов, руд, образцов почв и некоторых органических соединений. В ходе своей деятельности по описанию новых минералов Урбан Эрландсон Йерне столкнулся с проблемой невыработанности основ ведения химического анализа, но вскоре ему удалось ликвидировать этот методологический недостаток — им была разработана система химического анализа, которой он и его последователи активно пользовались. 

Урбан Эрландсон Йерне в ходе своей деятельности удалось получить и подробно исследоватьмуравьиную кислоту. Также он наблюдал увеличение массы металлов при обжиге, однако он не смог дать этому явлению удовлетворительного объяснения. В том числе Урбан Эрландсон Йерне способствовал развитию горнодобывающей промышленности в своей стране, а также положил начало минералогической науке в королевстве — благодаря его активности в Швеции на новый уровень вышла добыча полезных ископаемых. Одним из важных достижений Урбан Эрландсон Йерне в области национальной минералогии можно назвать открытие минерального источника в Медеви на территории южной Швеции. В 1712 году Урбан Эрландсон Йерне стал автором первого в стране учебника по химии.

Три года, с 1666 по 1669, Урбан Эрландсон Йерне проходил своего рода медицинскую стажировку в шведской Лифляндии в г.Риге. В этом городе Урбан Эрландсон Йерне фактически впервые в своей биографии занялся врачебной практикой. В Риге им были впервые в истории шведского королевства высказан ряд идей, прогрессивных в условиях его времени. В частности, Урбан Эрландсон Йерне выразил категорическое неприятием процессами над так называемыми ведьмами, заявили о том, что подобные расправы неприемлемы с точки зрения гуманности. 

В то же время Йерне активно выступал за организацию системы народного просвещения, а также ратовал за основание большего числа естественнонаучных школ. Следует отметить, что известный в XVIII—XIX веках рижский королевский лицей (или Schola Carolina) (позже во времена Российской империи известный под названием лицея Петра Великого) был основан Карлом XI после активной рекомендации доктора Й. в 1675 году.

Умер 10 марта 1724 года.

 
20 декабря 1876 Уолтер Сидни Адамс, американский астроном, член Национальной АН США (1917) 

Родился Уолтер Сидни Адамс в Антиохии (Сирия, ныне Антакья, Турция), в семье миссионеров. В 1885 году вернулся в США. В 1898 году окончил Дартмутский колледж. В 1900 окончил Чикагский ун-т, в 1900-1901 учился в Мюнхенском ун-те у К. Шварцшильда и X. Зелигера. Работал в Йеркской обсерватории (1901-1904), в обсерватории Маунт-Вилсон (1904-1946, с 1923- директор). После ухода в отставку продолжал исследования в Солнечной лаборатории им. Дж. Э. Хейла в Пасадене.

Научные работы посвящены спектральному изучению звезд, планет, Солнца, межзвездной среды. В 1913-1916 совместно с А. Кольшюттером установил возможность определения светимости звезды по относительным интенсивностям определенных линий поглощения в ее спектре и разработал на основе этого эффекта метод спектральных параллаксов. Организовал и возглавил в обсерватории Маунт-Вилсон обширные исследования по определению лучевых скоростей и спектральных параллаксов, а также по спектральной классификации звезд. Им и его сотрудниками были измерены с помощью 60- и 100-дюймовых рефлекторов лучевые скорости более 7000 звезд, классифицированы спектры нескольких тысяч звезд и определены их абсолютные величины. 

В 1914 исследовал непрерывный спектр звезд с различными собственными движениями и светимостями, в 1930 изучил относительный сдвиг линий нейтральных и ионизованных атомов в спектрах звезд, в 1935, 1941 произвел сравнение лучевых скоростей, определяемых по линиям различных элементов, а также по линиям с разными потенциалами ионизации. Обнаружил эмиссию водорода у некоторых M-карликов очень низкой светимости, у многих звезд класса позднее G5 нашел эмиссию в линиях H и K кальция. В 1925 по просьбе А.С. Эддингтона выполнил очень сложное исследование спектра белого карлика Сириус B с целью обнаружения гравитационного красного смещения линий, предсказываемого общей теорией относительности. Открыл большое количество спектрально-двойных звезд, изучил спектры многих переменных и новых звезд. 

В результате детального исследования (1937-1956) спектра альфа Ориона обнаружил у этого холодного сверхгиганта оболочку, а также установил наличие бурной активности в его нижней атмосфере. В 1906-1908 определил скорость вращения Солнца, измеряя доплеровское смещение линий на краю диска на различных широтах; исследовал различия в спектре пятен и невозмущенного диска, в 1927-1928 совместно с Г. Н. Ресселом прокалибровал роуландовскуго шкалу интенсивностей линий солнечного спектра. В 1925-1934 совместно с Ч. Сент-Джоном и Т. Данхемом измерил количество водяного пара и кислорода в атмосфере Марса и отождествил углекислый газ в атмосфере Венеры. В 1935-1949 обнаружил линии тяжелых элементов, в частности железа, среди межзвездных линий поглощения в спектрах горячих звезд и тем самым доказал наличие этих элементов в облаках межзвездного вещества.

Член ряда академий наук и научных обществ.

Золотая медаль Лондонского королевского астрономического об-ва (1917), медали им. Г. Дрэпера Национальной АН США (1918 г.), им. П. Ж. С. Жансена Французского астрономического об-ва (1926), им. К. Брюс Тихоокеанского астрономического об-ва (1928 г.), им. П. Ж. С. Жансена Парижской АН(1935).

Умер в Пасадене (штат Калифорния) 11 мая 1956 года.

 
21 декабря 1773 года родился Роберт Броун, ботаник конца XVIII — первой половины XIX века, морфолог и систематик растений, первооткрыватель «броуновского движения»

Броун — традиционный вариант русского написания фамилии учёного (правильнее — Браун).

Родился Роберт Броун в Монтрозе в Шотландии, учился в Абердине, в Эдинбургском университете в 1789—1795 годах изучал медицину и ботанику.

В 1795 году поступил фенрихом (прапорщиком) и помощником хирурга в Северный полк шотландской милиции, с которым находился в Ирландии. Здесь он собирал местные растения и встретил ботаника сэра Джозефа Банкса.

Усердные занятия естественными науками снискали ему дружбу Банкса, по рекомендации которого он был назначен ботаником в экспедиции, отправленной в 1801 году на корабле «Инвестигейтор» (англ. Investigator) под начальством капитана Флиндерса для исследования берегов Австралии. Вместе с художником Фердинандом Бауэром он посетил некоторые части Австралии, затем Тасманию и острова Бассова пролива. Более всего его интересовали флора и фауна этих стран.

В 1805 году Броун возвратился в Англию, привезя с собой около 4 000 видов австралийских растений, множество птиц и минералов для коллекции Банкса; он потратил несколько лет на разработку этого богатого материала, какого ещё никто никогда не привозил из дальних стран. Сделанный сэром Банксом библиотекарем его дорогого собрания естественно-исторических сочинений, Броун издал: «Prodromus florae Novae Hollandiae» (Лондон, 1810), которую Окэн отпечатал в «Isis», a Неес фон Эзенбек в Нюрнберге в 1827 году издал с прибавлениями. Эта образцовая работа дала новое направление географии растений (фитогеографии).

С новой точки зрения он рассматривал растительный мир в «General remarks on the Botany of Terra Australis» (Лондон, 1814) и в своем позднейшем сочинении о распределении растительных семейств в Австралии обнаружил всю глубину своих воззрений на природу. Позже он обнародовал ещё «Supplementum primum florae Novae Hollandiae» (Лондон, 1830), материалом для которого послужили гербарии, собранные новейшими исследователями.

Он составлял также отделы ботаники в донесениях Росса, Парри и Клаппертона, путешественников по полярным странам, помогал хирургу Ричардсону, собравшему много интересного во время путешествия с Франклином; постепенно описал гербарии, собранные: Горсфильдом (Horsfield) на Яве в 1802—1815 годах, Оудни и Клаппертоном в Центральной Африке, Кристианом Смитом, спутником Такки — во время экспедиции по течению Конго.

Член Лондонского королевского общества (с 1810 года). С 1810 по 1820 год Роберт Броун заведовал Линнеевской библиотекой и обширными коллекциями своего покровителя Банкса, президента Лондонского королевского общества. В 1820 году он стал библиотекарем и хранителем ботанического отделения Британского музея, куда после смерти Банкса были переданы коллекции последнего. Благодаря этим собраниям и библиотеке и той массе растений различнейших стран, какой он всегда был окружён, Броун был лучшим знатоком растений.

Естественная система многим ему обязана: он стремился к возможно большей простоте как в классификации, так и в терминологии, избегал всяких ненужных нововведений; очень многое сделал для исправления определений старых и установления новых семейств. В своей классификации высших растений он разделил покрытосеменные и голосеменные растения.

Он работал также и в области физиологии растений: исследовал развитие пыльника и движение плазматических телец в нём. В 1827 году Броун открыл движение пыльцевых зёрен в жидкости (позднее названное его именем). Исследуя пыльцу под микроскопом, он установил, что в растительном соке плавающие пыльцевые зёрна двигаются совершенно хаотически зигзагообразно во все стороны . Броун первым определил ядро в растительной клетке и опубликовал эти сведения в 1831 году. Эти исследования помещены в 4 и 5 томах, переведённых на немецкий язык Неес фон Эзенбеком «Vermischten botan. Schriften» (5 т., Нюрнберг, 1827—1834).

Заслуги Роберта Броуна в ботанике были очевидны, и в 1849 году он стал президентом Линнеевского общества в Лондоне, где служил науке до 1853 года.

После его смерти, последовавшей 10 июня 1858 года, Беннет (Bennet) издал «The miscellaneous botanical works of Robert Brown» (3 тома, Лондон, 1866—1868 г.).

Роберт Броун похоронен на кладбище Кенсал-Грин (англ. Kensal Green Cemetery) в Лондоне.

 
Томас Грэм (иногда Грэхем) – английский химик, один из основоположников коллоидной химии

Родился Томас Грэм в Глазго. Окончил университет Глазго (1826). В 1827-1828 гг. работал в Эдинбургском университете, с 1829 г. – в университете Глазго (с 1830 - профессор). В 1837-1855 гг. – профессор Лондонского университетского колледжа, с 1854 г. – директор Монетного двора.

Основные работы посвящены коллоидной химии и изучению процессов диффузии газов. В 1829 г. обнаружил, что скорость диффузии газа обратно пропорциональна корню квадратному из его молекулярной массы (закон Грэма). Изучая различные формы фосфорной кислоты (ортофосфорная, метафосфорная и пирофосфорная), показал (1833), что они отличаются содержанием атомов водорода, которые могут быть замещены на металл и ввёл в химию представление о многоосновных кислотах. Установил (1846-1849) наличие внутреннего трения в газах. Исследовал проникновение различных жидкостей через мембраны; в 1861 г. предложил делить все вещества на основании скорости их диффузии через перепонку на два класса – кристаллоиды (быстро диффундируют и способны к кристаллизации) и коллоиды (медленно диффундируют и не образуют кристаллов). 

В 1864 г. ввёл термины "золь" и "гель". Исследовал явление осмоса и объяснил с его помощью многие процессы жизнедеятельности растений и животных. Установил существование кристаллизационной воды во многих соединениях. Показал, что палладий адсорбирует большие количества водорода в результате проникновения молекул Н2 в его кристаллическую решётку.

Член Лондонского королевского общества (с 1836). Один из основателей Лондонского химического общества и его первый президент (1841-1843, 1845-1847). Иностранный член-корреспондент Петербургской академии наук (с 1866).

Умер Грэм в Лондоне 11 сентября 1869 года.

 
Это интересно

Спасение котенка из Флориды

Котенок, найденный на улице, оказался совсем не тем, кем казался

Как котенок нашел необычную маму
Изменено: Елена Сальникова - 20.12.2016 20:49:07
 
22 декабря 1863 года родился Аркадий Валерианович Лаврский, русский минералог и геолог. Сын религиозного публициста В. В. Лаврского

Аркадий Валерианович Лаврский получил образование на естественном факультете Казанского университета. Совместно с А. В. Нечаевым, А. Я. Гордягиным и Р. В. Ризположенским принимал участие в естественноисторическом исследовании Казанской губернии. С 1888 был хранителем минералогического кабинета, а с 1896 и приват-доцентом Казанского университета. В 1902—1903 был избран на кафедру минералогии советами Казанского университета и Екатеринославского высшего горного училища (в нём он был профессором продолжительное время). Профессор кафедры минералогии и кристаллографии Томского технологического (индустриального) института (1908—1935) и кафедры минералогии Томского государственного университета (1922–1935), организатор и первый директор Сибирских высших женских курсов.

Из научных трудов Лаврского необходимо упомянуть: «Геологические исследования в Уфимской губернии по реке Белой» («Труды казанского общества естествоиспытателей», т. XVIII, вып. 4); «Плагиоклазоавгитовые породы между Енисеем и Леной» (ib., т. XXXIII, вып. 1). Кроме того, им были составлены: «Оптические свойства кристаллических тел» (1898 г.), «Геологический очерк Екатеринославской губернии» («Сборник Екатеринославского научного общества по изучению местного края»); «Воспоминания о проф. А. А. Штукенберге» (в VIII т. «Ежегодника по геологии и минералогии России»).


22 декабря 1869 Дмитрий Федорович Егоров, российский советский математик, член-корреспондент АН СССР

Работы Егорова относятся к дифференциальной геометрии, теории интегральных уравнений, вариационному исчислению и теории функций действительного переменного.

Дмитрий Фёдорович Егоров родился в Москве в семье преподавателя математики Фёдора Ивановича Егорова (1845—1915). А 18 декабря 1869 года он был крещён в Михайло-Архангельской церкви при 2-й Московской военной гимназии. В 1883—1887 годах учился в 6-й Московской гимназии. С 1887 года — студент математического отделения физико-математического факультета Московского университета. В 1891 году Д. Ф. Егоров окончил университет с дипломом 1-й степени и по ходатайству В. Я. Цингера и П. А. Некрасова оставлен в нём для приготовления к профессорскому званию. Уже в 1892 году появилась первая научная публикация — статья в журнале Математический сборник. В 1893 году сдал магистерские экзамены и 27 января 1894 года был принят в число приват-доцентов Московского университета.

Помимо научных занятий преподаёт сразу в нескольких учебных заведениях Москвы: в 5-й мужской гимназии (до 1896 года), в частной гимназии Ф. И. Креймана и в учительском институте. Затем начинает преподавать в Московском Николаевском сиротском институте (1895—1900) и в родной 6-й Московской гимназии (1896—1903).

22 сентября 1899 года защищает магистерскую диссертацию «Уравнения с частными производными 2-го порядка по двум независимым переменным», а в 1901 году — докторскую (защита сочинения «Об одном классе ортогональных систем», результаты которой вошли в классический трактат об ортогональных системах Г. Дарбу, состоялась 23 марта 1901 года).

С 1 июня 1902 года «с Высочайшего соизволения» он отправлен «с учёной целью сроком на один год» за границу; посещает лекции в Берлине, Геттингене, Марбурге, Париже.

По возвращении, 31 августа 1903 года Д. Ф. Егоров был назначен экстраординарным профессором, а 14 марта 1904 года — ординарным профессором Московского университета. В 1905 году получает орден Св. Анны 3-й степени.

Лето 1906, 1907, 1908 годов из-за неспокойной обстановки в России он проводит в командировках за границей.

5 октября 1908 года Д. Ф. Егоров обвенчался с австрийской подданной, дочерью чешского музыканта Анной Ивановной Гржимали (01.06.1877—1960).

Начиная с 1910 года Д. Ф. Егоров стал систематически вести математический семинар, посвящавшийся из года в год различным областям математики; с тех пор математические семинары постепенно стали обычной формой учебной работы в вузах. Особо следует отметить, что им был создан семинар по математическому анализу, положивший начало московской школе теории функций вещественной переменной.

В мае 1917 года совет Московского университета избрал Д. Ф. Егорова на 4 года помощником ректора.

С момента основания в 1921 году при Московском университете Научно-исследовательского института математики и механики I МГУ и до 1930 года Д. Ф. Егоров был его действительным членом и директором (с 1924 года).

С 1921 года — вице-президент, а с 1923 года — президент Московского математического общества.

6 декабря 1924 года Д. Ф. Егоров становится членом-корреспондентом Академии наук .

В 1929 году был подвергнут гонениям по религиозным убеждениям и в 1930 году арестован. Проходил по делу «Всесоюзной контрреволюционной организации „Истинно православная церковь“» (катакомбной церкви) вместе с известным философом А. Ф. Лосевым. Умер 10 сентября 1931 года в больнице, после голодовки, объявленной в тюрьме.

Учениками Егорова были академики Н. Н. Лузин, П. С. Александров, а также И. Г. Петровский, И. И. Привалов, В. В. Степанов, В. В. Голубев, Л. Н. Сретенский, Д. Е. Меньшов.

После смерти Б. К. Млодзеевского в 1923 году , Д. Ф. Егоров, бывший до этого уже вице-президентом Московского математического общества, избирается его президентом. С самого начала своей деятельности на этом посту он начал активную работу по восстановлению нормального функционирования математического сообщества. И первым действием в этом направлении стало возобновление издания «Математического сборника», прерванное в 1919 году. Удалось это только в 1924 году, когда из печати вышел 31-й том. Редколлегией журнала (ответственный редактор Д. Ф. Егоров, ученый секретарь редакции В. А. Костицын) было принято решение о публикации в нём статей не только на русском (как было до того согласно § 18 Устава общества, но и на других основных европейских языках — немецком, французском, итальянском и английском. В президенство Егорова Московское математическое общество заняло ведущие позиции в математической жизни страны, приняв на себя большую часть функций организатора общественной жизни отечественного математического сообщества.

Читают тему (гостей: 23)