Блоги

Образование впереди перемен: школа неопределенности

Психолог Александр Асмолов о стратегии «учить учиться», рождаемой в условиях вызовов неопределенности, сложности и разнообразия

Мы привыкли, что образование — это передача знаний и навыков от учителя к ученику. Но в мире, где каждый день появляются новые технологии, такая система становится неэффективной. Все чаще мы сталкиваемся с задачами, которые до этого никто не решал. Чтобы успешно с ними взаимодействовать, мы должны обладать готовностью к любым изменениям жизни и новым технологиям. Мы попробовали разобраться в проблеме в рамках проекта «Учить учиться: зачем, как и чему учить себя и других в постоянно меняющемся мире», подготовленного совместно с Благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее». Психолог Александр Асмолов рассказал о стратегии «учить учиться», рождаемой в условиях вызовов неопределенности, сложности и разнообразия.

— Сейчас все спорят о том, каким должно быть школьное образование. Как вы считаете, школа должна оставаться фабрикой производства знаний или стать чем-то большим?

— Есть мудрая цитата, принадлежащая Томасу Гоббсу: «Если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, они бы опровергались». Пути развития образования всегда затрагивали мотивы и интересы людей, и, каким бы странным это ни казалось, в реальности не человек овладевает образованием, а образование — человеком. Ключевой вопрос прошлого, настоящего и будущего не столько в том, каким должно быть образование, а в том, зачем, ради чего оно вообще нужно. Не так важно, чему учить и какие использовать технологии, — важно понять, в чем смысл обучения.

В образовании существует два конкурирующих подхода. Первый подход традиционный — тот, к которому мы все привыкли. Он рассматривает образование как классический процесс трансляции образцов, знаний, умений и навыков. Так люди могут передавать свой опыт друг другу, чтобы сохранить связь между поколениями. Один из ярких примеров традиционного подхода — классно-урочная система, созданная епископом Яном Амосом Коменским, великим дидактом. По сути это фабрика производства среднего человека. В XXI веке мы сталкиваемся с иными вызовами и задачами, но система Коменского до сих пор существует. Зайдите в любую школу — вы увидите учеников, которые сидят за партами и внемлют учителю. То же самое и в университетах, хотя, казалось бы, это совершенно другое пространство жизни. Но происходит все точно так же: один профессор или доцент стоит и что-то рассказывает студентам, а они его слушают.

Мы все привыкли к такой системе образования. Она кажется такой же естественной, как наш с вами данный от природы цвет волос или глаз. Но она эффективна только в стабильном мире, который не меняется, в котором человека можно вооружить рецептурным мышлением и стандартными решениями на все случаи жизни. Второй подход сильно противоречит традиционному. Он связан с мотивационной установкой «учить учиться» и предполагает преадаптивные модели образования. В рамках этого подхода становится важным научить ребенка адаптироваться к любым условиям и изменениям жизни. Сегодня каждый человек сталкивается с вызовами неопределенности, сложности и разнообразия. В наше время нет никого, кто точно сказал бы, какие профессии будут нужны через пять, десять или пятнадцать лет, какие виды деятельности помогут развиваться человеку и человечеству. Именно поэтому даже в самых лучших школах и вузах мира есть ощущение глубокого кризиса смысла всей системы образования.

— В чем преимущества нового подхода в образовании по сравнению с традиционным?

— В наши дни происходит революция познания. Адаптивные модели образования, основанные только на трансляции умений, знаний и навыков, становятся все менее эффективными. На первый план выходят преадаптивные гибкие модели, которые готовят универсальных учеников. Их объединяет главная ценностная установка — учить учиться. В этих моделях образование нацелено на то, чтобы ученик сам смог сконструировать смысловую картину мира, помогающую ему принимать решения в неопределенных, нестандартных ситуациях. По большому счету при таком подходе в школьном образовании на первый план выходит универсализация, а не ориентация на узкую специализацию знаний. Сейчас все более и более востребованной становится «школа неопределенности». По сути, на смену миру классической физики Ньютона пришел мир неклассической, релятивистской физики Альберта Эйнштейна и Нильса Бора. Точно так же и новый подход в образовании направлен на поиск модели, в рамках которой важно не передать конкретные знания или рецепт получения этих знаний, а научить человека самостоятельно находить информацию и пользоваться ею. Становится понятно, что самое важное — это не дать человеку рыбу, а научить его ловить рыбу в любой реке.

— Многие родители и учителя говорят о том, что современные дети не хотят учиться. Почему так происходит?

— Есть стихотворение Самуила Маршака, которое очень хорошо отражает потерю мотивации к учебе у детей:

Он взрослых изводил вопросом «Почему?»
Его прозвали «маленький философ».
Но только он подрос, как начали ему
Преподносить ответы без вопросов.
И с этих пор он больше никому
Не досаждал вопросом «Почему?».


Классно-урочная система Коменского строилась по жесткой технологии ответов без вопросов, и мало кто замечал ее парадоксальность. Представьте, что к вам на улице подходит незнакомый человек и требовательно спрашивает: «А какая в Бразилии нынче погода?» Такой вопрос покажется вам по меньшей мере странным. Но когда учитель в классе задает подобный вопрос ученику, это воспринимается как норма. И ученик, сидя как каторжник, прикованный к парте, в течение одиннадцати лет должен отвечать на вопросы, которых сам не задавал. Совсем иная ситуация возникает в процессе школьного обучения, если действия ученика порождаются мотивационной ценностной установкой «учить учиться». Это установка на создание своей собственной мотивации к познанию. Благодаря ей ребенок сам ищет ответы на интересующие его вопросы. Такая установка должна быть не только у детей, но и у учителей, а также у тех, кто разрабатывает стратегии образования и помогает создавать образование как систему.

— А каким должен быть учитель, чтобы заинтересовать своих учеников? Какими установками он должен обладать?

— В свое время в культуре родился интересный дискурс, который был связан с определением слова «толмач». Толмач — это интерпретатор смыслов, тот, кто помогает создавать культуру. Учитель должен быть таким толмачом. Конечно, никто не отбрасывает важность педагогических техник и методик. Но главная задача учителя — создать у ученика мотивацию к поиску. Помимо этого, учитель должен быть навигатором в потоках информации. Мы живем в открытом мире знаний, и очень важно помогать ребенку ориентироваться в этих знаниях. И третья важная социальная роль учителя — роль коммуникатора, который организует совместную деятельность детей и управляет их сотрудничеством. Когда учитель исполняет все эти роли, он помогает развивать личность ребенка, а не просто способствует получению знаний.

— А есть ли какие-то специальные методики, которые помогают учителям развивать личность ребенка и формировать мотивацию к поиску?

— Мы с коллегами с факультета психологии МГУ постарались создать один из элементов этой системы — универсальные учебные действия (УУД). Рефлексия, постановка себя на место другого и прочие УУД позволяют ученикам уверенно осваивать самые разные предметные знания и прежде всего помогают учителю выстраивать совместно с ребенком ценностную и целостную картину мира. По большому счету концепция УУД — это концепция метапознания. Все эти действия применимы для любых образовательных дисциплин — от чтения до математики. Они помогают ученикам объять необъятное.

— Чем отличается обучение, нацеленное на репродукцию и запоминание, от обучения, которое создает смысловую картину мира?

— В когнитивной психологии есть эксперименты, направленные на исследования кратковременной памяти. В них на короткий период времени предъявляются те или иные символы, и испытуемых просят эти символы запомнить. Один из таких экспериментов проводился с шахматистами. Им на короткое время показывали шахматную доску и просили ответить, сколько фигур было на ней. Многие из шахматистов не могли ответить на этот вопрос, потому что не успевали запомнить. Но был один гроссмейстер, который воскликнул: «Я не помню, сколько фигур стояло на доске, я не помню, как они стояли, но если белые начинают, то они дают мат в два хода!» Этот пример наглядно демонстрирует, что мы в жизни ловим смыслы, а не считываем значения. В повседневности мы не решаем типовые задачи, в которых все дано, задачи, где поезд, который выходит из пункта А, непременно прибывает в пункт Б. Мы решаем жизненные задачи с мнимыми данными, избыточной или недостающей информацией, задачи, моделирующие ситуацию неопределенности. Само решение таких задач превращает человека в ученика, совершающего открытие.

— Вы сказали, что современная школа должна готовить универсальных учеников. Какими качествами, навыками и умениями должен обладать такой ученик?

— Ключевая мотивационная установка «учить учиться», ставшая стержнем личности человека XXI века, — это мечта. Человек, обладающий такой установкой, готов к изменениям, которые он даже не может прогнозировать. Вспомните ситуации, в которых вы удивлялись самим себе. Вспомните, как Александр Сергеевич Пушкин воскликнул: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!» Личность непредсказуема во многих случаях сама для себя. Она обладает возможностью искать разные неординарные пути решения. И именно возможность смело браться за решение задач русских сказок «пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что» — это путеводная линия для понимания того, каким должно быть образование в XXI веке.

Отмечу, что за идеологией развития «учить учиться» стоит совершенно иное понимание механизмов социальной и биологической эволюции. Существующие адаптивные системы опираются на прошлый опыт. Они либо подгоняют все под готовые образцы, либо пытаются экстраполировать будущее на основе прошлого. Но в современном мире каждый человек должен быть преадаптантом и уметь конструировать новые формы поведения в разных ситуациях. Такому человеку часто приходится слышать от окружающих: «Тебе что, больше всех надо?» Его в истории культуры называли разными именами: лишний человек, Дон Кихот, неадаптант, нонконформист, шут или скоморох. Все эти герои, рискуя собой, помогали разным культурам найти выходы из кризисов, природных и цивилизационных, — иногда ценой собственной жизни. Вспомните Спартака, Джордано Бруно и Андрея Сахарова, и вы поймете, о чем я говорю.

— Почему важно учиться всю жизнь и как найти свой путь?

— Мастер психологии развития Даниил Борисович Эльконин говорил, что «учить учиться» означает прежде всего «учить самого себя». А учить самого себя — значит растить, делать и строить самого себя. И не случайно: жизненный путь каждого из нас состоит из отклоненных и принятых нами выборов и альтернатив. Для каждого человека важен поиск тех сфер деятельности, в которых он чувствует себя самостоятельным. Через такие сферы вы создаете вокруг себя комфортный мир. Мотивационная установка «учить учиться» приводит к тому, что человек конструирует вокруг себя реальность, в которой изменения воспринимаются им как норма жизни. И в этом случае он не видит безысходности, ведь есть множество возможных исходов. В этом случае человек осознает: «Я живу в вероятностном мире, в энном количестве разных миров, просто сегодня я поживу в этом».

Универсальный способ преадаптации к изменениям в эпоху перемен — это надситуативная активность личности и постановка сверхзадач, преобразующих ситуации неопределенности.Ваша собственная картина мира не должна быть фиксированным алгоритмом, где возникает ригидность. Она должна постоянно меняться, встраиваться в другие картины и каждый раз конструировать новую реальность. Установка «учить учиться» не дает возможности четко сказать, какой набор инструментов приведет к цели. Вы не можете заранее спланировать, какая именно технология победит в будущем. Но если вы готовы к изменениям, то находитесь в постоянном поиске и конструируете технологии, в том числе технологии самого себя, которые позволяют не бояться никаких перемен.

— Почему установка «учить учиться» — это ключ к успеху в современном мире?

— Отвечая, я хочу напомнить диалог между Алисой, оказавшейся в Зазеркалье, и Красной Королевой. Алиса переживала, что ничего не успевает сделать вовремя, что вечно опаздывает. В ответ на это Красная Королева поделилась своим волшебным правилом: «Какая медлительная страна! — сказала Королева. — Ну, а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте. Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее».

Это правило Красной Королевы выявляет самую суть идеологии развития «учить учиться»: если мы хотим быть успешными в XXI веке — веке перемен, новых технологий и, главное, нового поколения, — нам как учителям надо бежать по меньшей мере вдвое быстрее, чтобы не только не отстать от наших собственных детей, учеников, но вместе с ними сделать самое главное открытие в мире — открытие самих себя.

www.postnauka.ru
118 2
Комментарии:
Открытие самих себя - это самая трудная работа. А как с трудом у нас? Трудиться то ведь не даем детям...Есть над чем задуматься!...
"Создать у ученика мотивацию к поиску" - очень правильное утверждение Только никто не отвечает на вопросы "Как это сделать?" Понятно что прямых ответов нет. А иногда найти их и не возможно в условиях массовых школ. Как учителю построить 30 различных подходов к 30-ти совершенно различным детям в десяти или двенадцати классах, где он ведет? Вы думаете это физически возможно? Можно бесконечно говорить о новых подходах в образовании, но пока учителя не разгрузят ничего не заработает.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.